Соня

Третий день осени ничем не отличался от летней поры. Проснувшееся утро ласкало теплом, разнообразием звуков и легким ветерком. Девушка вышла из машины и кивком головы поблагодарила шофера. Тот, приняв ее внимание, ответил:

— Соня, удачи в студенческой жизни! Это самый престижный колледж, сюда не каждому открыта дорога.
— Дима, ещё раз передайте от меня мою признательность Альберту, — она немного замялась, — я не знаю, чем обязана такому…
— Он тебе симпатизирует. Ты очень талантлива, а Альберт в человеке видит особую одарённость. Ты не такая, как все юноши и девушки. До свидания!

Она, закрыв дверь, повернулась лицом к кованым воротам. Поправив золотистую косу и дорожную сумку, посмотрела вперед сквозь узорный орнамент ворот. За ее спиной послышалось движение тронувшейся машины, а ее глаза оценивающим взглядом устремились в простор внутреннего двора, посреди которого, среди студенческой суеты, переливаясь серебром, вбирая в себя оттенки голубого мрамора, струился фонтан. Пройдя через приоткрытую воротину, девушка пошла по широкой аллее, вымощенной разноцветной тротуарной плиткой. Все пространство двора утопало в зелени экзотических, вечнозеленых растений, разбавлявших свою зелень белыми стволами берез и фиолетовыми кронами декоративных клёнов. А впереди, полумесяцем, размещалось огромное здание, выстроенное из красно-коричневого гранита, с наружными белоснежными колоннами и крышей, устеленной оранжево-кофейной черепицей. Прижав к себе сумку, она медленно зашагала.

Проходя мимо лавочек, на которых оживленно беседовали девушки и юноши, она не спеша обходила окружность фонтана. В нескольких метрах от неё, прямо на гладком, мраморном парапете, отсекавшем глубину плещущейся воды, сидела группка девушек. Стоило ей только поравняться с ними, как тут же кто-то приветливо поздоровался.

— Привет! Ты новенькая?
Оторопев от неожиданности, Соня резко остановилась.

— Привет, — она посмотрела на черноволосую студентку, — вроде того.
— Вопрос, конечно, неуместен, но с чего-то начинать надо. Мы тебя заприметили еще у входа и ожидали, когда ты подойдешь, выбрав нужное место.

К ним присоединились еще две девушки.
— Ну, раз дождались, давай для начала познакомимся. Меня зовут Ким, это Люси и Ольга. Комендант сказала на сегодня привести в порядок свободную кровать, значит напрашивается вывод — ты будешь жить с нами в комнате.

— Я так этому рада, и рада вдвойне, что мне не придется бороздить по коридорам, выискивая новую «квартиру», — улыбнулась она. – Я Соня.
— Она просто очаровашка, словно сказочная принцесса с золотой косой и с ярко зелёными глазами, — защебетала рыжеволосая Люси. — В жилом комплексе от парней отбоя не будет, да что там говорить, девчонки, смотрите на эти взгляды.

Все дружно засмеялись, строя рожицы пристально смотревшим парням, кучкующимся неподалеку.
— Пошли, Соня, а то сейчас они тебя разденут взглядом.
— Мне сперва надо к директору, отдать документы.
Троица с неким недоверием уставилась на гостью.

— Ну всякие там подписульки и денежная мзда — это дело рук родителей или… Мы что-то пропустили?
— У меня нет родителей, ни отца, ни матери, — без всякой горести или же сожаления, произнесла Соня.
— Как?
— Блин, прости, — попыталась выровнять положение Ким.

— Я детдомовская…
— Как? — снова повторился тот же вопрос, только с ещё большей глупой интонацией. — Но как ты сюда, тут же бешеные деньги надо заплатить, чтобы сюда…
— У меня случайно появился хороший друг, по-видимому, друг с огромным состоянием и влиянием.
— Ты с ним спала? — у Ольги до предела расширились глаза.

— А чему тут удивляться, девчонка взрослая. Тут, поди, половина, если не большая часть колледжа, уже чих-пыхалась, — с сарказмом выдавила из себя Люси.
— Нет, я с ним не спала. Я сама не знаю, почему он принял такое решение.
— И что у тебя такого особенного? — как-то ревниво спросила Ольга, — кроме хорошей фигурки и смазливого личика.

— Говорят я прекрасно пою, — смущенно улыбнулась Соня. — И, когда я это делаю, создается впечатление, что слушатели находятся под гипнозом. В такой момент мне кажется, я ими могу манипулировать, и они сделают все, о чем подумаю, — чуть слышно поделилась Соня.

А ведь в действительности, ее подсознание уже в который раз подсказывало это сумасбродное предположение. И с каждым разом она еле сдерживала желание, чтобы проверить свои предположения.
— Как-то грустно.

— Ты о чем, Ким? — попыталась на ходу уточнить Соня.
— О родителях. Ты без всяких эмоций говоришь о них. Разве так возможно? — Я их вообще не помню, у меня нет фотографий, а в детдоме воспитатели и учителя, стараются на такую тему не разговаривать…

— И ты что, не пыталась добиться правды?
— Поначалу пыталась, но я как будто с луны свалилась. По крайней мере, так говорила завуч. Меня нашли на пороге детдома в полнолуние. Я лежала голенькая на ступеньках. Меня подбросили десятого октября, на улице была ночь и плюс пять, но я даже не заболела.

— Может, она дитя оборотней? — прошипела Люси, делая страшную гримасу. — Ким, может не стоит ее принимать к нам?!
Все весело расхохотались.

Они обошли фонтан и подошли к просторному крыльцу, по бокам которого, словно шеренга великанов, возвышались колоны.

— Красиво здесь, как в сказке, — выказала своё восхищение Соня, подымаясь на первую ступень.
Поднявшись по ступеням, прошла крыльцо и подошла к массивным дубовым дверям. Первое впечатление, что эти двери под силу открыть лишь сильному человеку, оказалось ошибочным. Ким, ухватившись за ручку, без особого труда потянула на себя дверь. Та легко поддалась, и вот новоиспеченные подруги, одна за другой, растворились в середине помещения. Она шагнула за дверь и в этот момент что-то сильное, словно виток урагана, ворвалось в ее сознание. Пульсирующая боль затарабанила в мозгах, отчего на нее навалилась пелена. Среди завесы пелены заиграли чёрно-синие тени, пробивая вспышками непонятные ей воспоминания. От такой внезапной атаки она чуть не потеряла сознание. Застрявший в горле воздух перехватил дыхание. Глаза заслезились, ноги предательски задрожали, готовые в любую секунду онеметь и подкоситься.

— Соня-я-я! Соня-я-я! — отдалённым эхом зазвучало ее имя.

Но внезапно расплывающиеся в ее сознании тени исчезли. Лёгкие девушки вытолкнули застрявший воздушный ком, и все обрело свою прежнюю идентичность. Только… Она вдруг поняла, что это место ей знакомо. Сейчас она войдет внутрь и окажется в просторном холле. По левую и правую сторону от центра будут уходить коридоры. Потом с десяток метров вперед появятся ступени второго яруса площадки, с которого в трех направлениях будут подыматься лестничные марши на следующие этажи, окаймленные балясинами из дорого дерева.

— Соня, ты чего тормозишь? Через час начнется первая пара, а у нас еще куча дел, — эмоционально протарахтела Ким, взирая на нее оценивающим взглядом.
— Со мной что-то произошло очень странное. Мне показалось…
— Так иногда действует новая обстановка.

— Наверное, ты права, — и она шагнула вперед.
Дверь, страхуемая доводчиком, плавно, почти без шороха, поползла к перегородочной створке. Девушка, на миг закрыв глаза, продолжила идти, направляемая голосами подруг. Прошло несколько секунд, показавшиеся для неё целой вечностью, но их было предостаточно, чтобы успокоить своё волнение и разбушевавшееся воображение. Она всё же удосужилась открыть глаза, и, не поверив увиденному, вросла в пол. Всё, что представилось ей мгновение назад, существовало на самом деле.

— Нет, этого не может быть! — вскрикнула она, закрывая лицо ладошкой.
Девушки и те, кто был в холле, замолчав, оглянулись.

— Соня, ты нас пугаешь! — не выдержала Ким. — Что с тобой не так?
— Ким, я уже здесь была. Я не знаю когда, как и почему, но это место, эта внутренняя обстановка мне знакома.

— Она убрала с лица дрожащую ладонь, в тот момент, когда чёрно-синие тени возникшие снова перед ней, словно проводники обрисовали нужное ей крыло жилого комплекса. — Мы поднимемся по лестнице на третий этаж, по лестнице, уводящей в левую сторону. Пройдём почти до самого конца коридора, и свернём вправо.

— Ух ты, как это тебе удалось? — её окружили девчонки.
— Не знаю, я увидела в сознании, — проговорила та, скрывая от всех видения чёрных теней.

— Это нервы, а если нет, — Люси игриво улыбнулась, — будем пользоваться твоим проснувшимся даром.
— Но я совсем не рада такому проявлению.

— А зря, вот я бы ни за что не отказалась, — с легким оттенком зависти прозвучали слова Ольги.
Девушки поднялись на второй этаж, прошли по галерее и снова взошли на ступени, ведущие на третий этаж. Соня попыталась забыть видение, переключаясь на волну общения, но не тут-то было. На седьмой ступени незнакомые и неприятные чувства вновь зашевелились в ней, принуждая остановиться и повернуть голову к стене. Она подчинилась приказу «свыше». Её взгляд прошёлся по первой картине, висевшей на стене.

Ничего особенного в ней не было. Зелёный парк утопал в дожде. По мокрому асфальту бежала дама, державшая в руке зонтик. Хотя, что-то притягивающее, всё же было. Затем её глаза скользнули вбок ниже по стене и остановились на другом полотне. На нём красовалась пушистая кошка с тремя маленькими очаровательными котятами.

— Блин, Соня, мы так никогда не дойдём в нашу комнату, — нетерпеливо произнесла Ким, буравя ее взглядом так, будто та нарушила целый свод законов.
— Вообще-то, я хотела навестить директора, — не оборачиваясь, запротестовала она.

— Никуда он не денется, твой директор. Оставишь сумку, возьмешь документы, и мы тебя проведем к директорской, а потом на лекцию. Или же… ты …
— Нет. Если ты хотела услышать от меня, знаю ли я, где она находится, не знаю, — переключаясь с картины на улыбавшуюся Ким, ответила та. — А кто эти картины рисовал?

Из-за спин девушек послышался мужской голос:
— Студенты с факультета изобразительных искусств, получившие высокие баллы. Их писали все, кто учился здесь и учится.

Девчонки оглянулись.
— Ух ты, это капитан футбольной команды Даниил. Красавчик, третьекурсник. Не правда ли, он милый? — с вожделением прошептала Ким. — Но, увы, такими малолетками, к сожалению, он не интересуется.

— Да?! Но тогда, с чего он с нами заговорил? — так же прошептала Соня, поднимая глаза к его лицу. Словно спрашивая разрешения, она смотрела на него снизу-вверх, не в силах отвести от него взгляд. Окружавший её мир растворился в прозрачном облаке, окутавшем её сознание жаркими импульсами, стучащимися в грудь, в область сердца.

— Чьи-то флюиды, подаваемые системой химической связи, щекочут мне нос, — пошутила Люси, разрядив обстановку.
Парень прокашлялся, неловко уводя взгляд в сторону, который случайно зацепился на картине, висевшей над ним.
— Ничего себе! — воскликнул он, глазея то на Соню, то на картину.

Естественно, все присутствующие, включая и Соню, уставились на холст, обрамлённый в рамку, с изображением девушки-русалки, сидевшей на большом камне, торчавшем из водоёма. Соня от удивления раскрыла рот, а нехорошие чувства, ещё минуту назад потерявшие свою силу, вновь зашевелились. Не моргая, она смотрела на русалку, у которой лицо, волосы и обнажённое тело до хвоста, были сняты с неё, как под копирку.

— Мамочки! Соня, так это же ты! — воскликнула Ким.
Позывы стыдливости и обрушившейся ярости сплелись воедино. Помимо этого, ей казалось, что это она перед всеми стоит в чём мать родила.

источник zen.yandex.ru

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика