Между двух миров, или как я проснулся в прошлом

Мне на прошлой неделе исполнилось восемьдесят, но ничего, держусь на зло всем болячкам. Поскрипываю потихоньку старыми косточками. Из спальни на балкон, с балкона в спальню. Бывает что и на улицу выйду, пройдусь вокруг дома. У окна посижу, на людей посмотрю. Скучновато конечно, чего уж там, но я привык. Привык к тишине, привык к покою. Бывает конечно, что и прихватит неожиданно слева, но как правило это не на долго. Таблеточку под язык, и доброе утро Михаил Семёнович. Страшновато конечно порой бывает, не буду скрывать, но слава Богу старуха моя рядом, да и дочка частенько с внуками навещают. А чего ещё старику надо? Были бы рядом родные сердечки.

Так бы наверно и доживал я потихоньку свой век, если бы не один случай, который перевернул всё моё нутро. Случай, после которого я наверно помолодел даже, лет на десять, а может и на все двадцать. На старуху даже свою поглядывал начал. Ну вы понимаете… Голова даже ясной стала после того случая. А случилось вот что…

Прогулялся я как-то вокруг дома своего, поднялся на свой этаж, и чую подустал что-то. Ну а что вы хотели. Пятый этаж. Подняться на пятый этаж для меня, это как вагон с сахаром в молодости разгрузить. В общем, бросил я свои зубы в стаканчик и прилёг на диван. На ночь-то я зубы не снимаю. Боюсь, вдруг помру ненароком, и буду по тому свету без зубов ходить. А днём не боюсь. Старуха ведь рядом, не даст помереть. Она ведь у меня женщина боевая. Коль увидит эту, с косой, рядом со мной, так пинками ее от меня отгонит. В этом я даже не сомневаюсь. Поэтому и люблю её аж шестьдесят два года. Ну что-то отвлекся я, с этими зубами…

Прилёг я, закрыл глаза, и так мне вдруг хорошо стало. Так уютно, что шевелиться даже не хочется. Ничего не болит, ничего не беспокоит, ну прямо как в детстве. Лежу и наслаждаюсь. И вдруг слышу часики тикают, да громко так. А у нас то часов нет настенных, теперь ведь всё больше электроника. А тут тикают. Я прямо заслушался. Сразу детство своё вспомнил. Это когда я ещё пацаненком был, у нас часики с кукушкой на стене висели, и точно вот так же тикали. И вдруг…Ку-ку. Ку-ку. Я непроизвольно открыл глаза.

Напротив меня, на старом кресле, сидела моя бабушка и что-то вязала. Сидит, мурлычет чего-то себе под нос и вяжет. У меня аж тело всё окаменело. Это что, я уснул что-ли? Да нет, не сплю я. Я ущипнул свою руку. Больно. Да нет, не сплю. Я уже забывать стал лицо своей бабушки, а тут вот она. Красивая и совсем ещё молодая.

Я провел взглядом по комнате. Это была та самая комната, из моего детства. Это был тот самый дом, которого уже нет давно. И бабушка, родная моя бабушка. Совсем рядом, только руку протяни… Я смотрел на неё боясь моргнуть. А вдруг я моргну и всё это исчезнет.

Бабушка повернула ко мне голову и взглянула на меня сквозь очки.

— Мишенька, проснулся уже? Поспал бы ещё часок,- мурлычет бабушка,- Папка только через час со смены придёт. Пусть поспит хоть часика два и пойдёте на свою рыбалку. Ночная смена это ведь не шутки. Устал поди. А я сейчас оладушек вам напеку.

Вы представляете что творилось в моей душе. Мне хотелось и плакать и смеяться одновременно. Я смотрел на свою бабушку и не мог глаз от неё отвести. Я смотрел на неё и не мог понять. Она что, не видит что-ли что перед ней лежит старик, который намного старше её. Или я вдруг стал тем Мишкой. Неужели я оказался в своем детстве?

Дверь распахнулась и в дом вбежал Вовка. Вовка, который умер от туберкулёза, в начале девяностых.

— Здравствуйте бабушка Зина,- со всего размаху садится он на мою кровать.

— Здравствуй Вовка,- улыбается бабушка,- Ну вот, опять неразлучные вместе.

— Слушай Мишка,- тараторит Вовка,- Меня на рыбалку возьмёте? Я уже и червей накопал. Поговори с отцом, а?

Я смотрел на своего лучшего друга из детства и не верил своим глазам. Вот он какой был. А ведь у меня ни одной его фотографии нет. Неужели и он не видит, как и бабушка, перед собой старика. Неужели я действительно превратился в послушного, для родителей, мальчика Мишу? Я осторожно скосил глаза и взглянул на свою руку. Это была моя рука из детства. Я уже смелее начал себя осматривать и ощупывать.

— Ты чего молчишь, Мишка?- с удивлением смотрит на меня Вовка,- Поговоришь с отцом-то? Возьмёте меня на рыбалку.

Я вскочил на ноги, хлопая себя по ногам и по груди, не веря в происходящее. Я был мальчишкой.

— Ну конечно возьмём, Вовка,- закричал и запрыгал я что было сил,- Этого не может быть. Этого просто не может быть.

— Чего не может быть, Мишенька,- с удивлением смотрит на меня бабушка,- Приснилось что-ли чего?

— Как же я вас всех люблю,- подбежал я к бабушке и начал её обнимать

— Мишка, Мишка,- смеётся бабушка,- Ой задушишь. Ой задушишь.

Вовка смотрел на меня расширенными глазами, и вертел у своего виска грязным пальцем, а я… А я носился и прыгал по комнате,- разрывая свои связки,- Ура. Ура.

Остановил меня мой отец. Он вошёл в дом, плотно прикрыв за собой дверь, большой и уставший. Я подбежал и обнял его,

— Папка

— Чего это с ним?- спрашивает отец у бабушки

— Не знаю,- смеётся она,- Проснулся таким.

Вы наверно хотите знать где была моя мама? А не было её. Она умерла при родах. Меня родила, а сама…Пока врачи добрались до деревни, её уже не стало.

Вот так я попал в своё детство. Я даже сомневаться стал, а был ли я стариком. Может мне всё это приснилось, и не было никогда той жизни. А вот она настоящая жизнь, рядом с отцом и бабушкой. Рядом с красавицей речкой, в которой полно рыбы. Рядом с берёзовой рощей где всё лето поет соловей.

Я жил в своём детстве три дня. Три дня и три ночи я не спал. Я боялся уснуть. Боялся что когда я усну то снова превращусь в старика. В старика которого уже ничего не радует в жизни. Снова окажусь в своем сером мире, со своими непростыми прожитыми годами, и со своими болячками. И я жил. Жил на полную катушку, радуясь каждой секунде своего детства. Жил, пока…

Слушайте рассказ

Пока не уснул… Это произошло совершенно случайно…Я только на секундочку закрыл глаза…

Мы сажали картошку. Бабушка, отец и мой лучший друг Вовка. Я видимо уснул стоя…

— Миша, Мишенька,- зовёт меня бабушка,- Мишенька, что с тобой?

— Миша, Мишенька,- превратился голос бабушки в голос моей жены.

Я открыл глаза.

— Где я?- прошептал я с трудом разлепив губы

— В больнице Мишенька,- шепчет жена,- Ох и напугал ты нас. Тебя ведь разбудить не могли трое суток. Ох и напугал ты нас. Ну теперь всё будет хорошо. Проснулся, родной.

— А где?- осекся я.

— Что где, Мишенька,- наклонилась ко мне жена,- Ты чего, плачешь что-ли? Да чего теперь плакать-то. Скоро домой пойдём. Скоро дома будем.

Да, я плакал. Плакал, понимая, что никогда больше не окажусь в своем детстве, как бы я этого не хотел. А может я сейчас сплю и мне всё это снится? А я, настоящий, сейчас там, далеко, в своем детстве? И не лежу я на больничной койке, а сижу с отцом с удочками на берегу нашей речки, и слушаю такого родного мне соловья.

источник https://zen.yandex.ru/media/burakofrasskazy/mejdu-dvuh-mirov-ili-kak-ia-prosnulsia-v-proshlom-rasskaz-5ec26e8e5ea03d3205aea009

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика