Я обратилась к девушке, с которой минуту назад заигрывал Кирилл

— Если Вы вызвали меня по поводу той ситуации, которая произошла на паре, — я не выдержала и начала диалог первой.

Декан посмотрел на меня из-под очков, его хмурый взгляд тут же сменила улыбка.

— Что же Вы, Мария, с места в карьер-то сразу, проходите, присаживайтесь, — мягко произнес он и указал на кресло напротив.

Я сделала пару шагов в указанном направлении. Его слова сбили меня с толку. Точнее, внезапное преображение. Еще секунду назад мне казалось, что Михаил Федорович собрался прочитать мне лекцию по поводу того, как нужно вести себя с преподавателями, а теперь я даже не знала, что и думать…

— Мария, — продолжил мужчина, — скажите, как Вам у нас на факультете?

От этого вопроса я чуть было не открыла рот и не задала встречный вопрос. Но тут же вспомнила, с кем говорю, поэтому вовремя захлопнула рот.

— Все ли нравится, все ли устраивает? – поинтересовался Михаил Федорович.

— Да, мне все нравится, — пробормотала я, не понимая, откуда такой интерес.

— Нет ли каких-нибудь сложностей с освоением дисциплин? – продолжил он задавать вопросы.

— Проблем нет, — я четко отвечала на поставленные вопросы.

— Это хорошо-хорошо, — кивнул он. – А в общежитии? Все в порядке? Соседка не мешает?

Тут я уже не выдержала, потому что поняла, от кого был вчерашний сюрприз.

— Михаил Федорович, меня все устраивает, — проговорила я. – Откуда такой интерес к моей персоне?

Мужчина как-то замялся, видимо, понял, что сказал лишнего.

— Интересуюсь жизнью своих студентов, — нашелся он. – Вы же для нас, как дети, немного подросшие, но дети…

— У всех интересуетесь или только у меня? – набралась я смелости и задала интересующий вопрос.

Декан помедлил с ответом.

— Конечно, мы переживаем за всех, вот за приезжих больше всего. Мало ли что может случиться вдали от родителей, стараемся поддержать, помочь, оказаться рядом в нужный момент, — быстро проговорил он.

Я смотрела на него во все глаза и не понимала, то ли он сочиняет на ходу, то ли говорит правду. Выяснить это можно, только поговорив с остальными ребятами.

— Что за ситуация произошла на паре, о которой Вы сказали в самом начале нашей беседы, — поинтересовался Михаил Федорович.

— Говорить или не говорить? – мысленно задала я себе вопрос.

Решила сказать, но не все. Без намеков, без сплетен, просто то, что произошло…

— Павел Валентинович не очень корректно вел себя сегодня на лекции, мне пришлось покинуть аудиторию, чтобы не развивать конфликт, — ровным тоном произнесла я.

— Павел Валентинович? – декан поправил очки. – Что значит, вел себя некорректно?

— Сегодня была лекция, а он решил сделать из нее семинар, — осторожно проговорила я. – Задавал вопросы. Нет, я не вижу в этом ничего плохого, если бы он их задавал всем, а адресовал не только мне. И даже если бы он задавал их только мне, я бы смогла это понять, но он перешел все границы, точнее, перешел на личности, начал говорить о том, что второй семестр мне не светит, поскольку его предмет я не сдам точно. Такого давления я не выдержала и сказала, что предмет его буду сдавать в присутствии комиссии, которая и даст оценку моим знаниям.

Я старалась очень корректно довести до декана то, что произошло на лекции, не перегибая палку, так как понимала, что, пожаловавшись на преподавателя, итак буду выглядеть в глазах Михаила Федоровича не в очень хорошем свете. Но и терпеть выходки Павла Валентиновича я не хотела. Мой визит к декану был как нельзя кстати…

— Понял, понял, — кивнул Михаил Федорович. – Маша, может быть, что-то поспособствовало подобному поведению со стороны преподавателя?

— Я отказалась писать у него курсовую, — ответила я.

Мужчина крякнул и еще раз поправил очки.

— То есть Вы согласились, а потом отказались?

— Нет, — я отрицательно покачала головой. – Павел Валентинович предложил рассмотреть его темы, пригласил на кафедру, из всего списка я ничего не смогла для себя подобрать, поэтому была вынуждена отказаться.

Конечно, я лукавила, все было не так. Но то, что преподаватель задел мою руку и обронил двусмысленную фразу, еще ничего не значило. Рассказать об этом – значит, пустить не очень хорошие сплетни. А вдруг все не так, как я представляла себе. В общем, с одной стороны, мне хотелось это сделать, но с другой, я понимала всю ответственность, которая после этих слов ляжет на меня. Нельзя обвинить просто так без доказательств. Тогда это будут просто слова, и я это прекрасно понимала…

— Хорошо, я Вас понял, Мария, — улыбнулся декан. – Иногда у преподавателей тоже бывает плохое настроение, давайте, спишем эту ситуацию именно на него. Не думаю, что Павел Валентинович хотел специально как-то Вас задеть, может быть, у него что-то случилось, и он не продумал свои действия.

— Как же, — усмехнулся внутренний голос. – Не продумал он, все продумал, даже больше, этот препод мысленно уже праздновал победу. Ведь, по его мнению, ты должна была тут же упасть ему в ноги и молить о прощении…

Я тут же попыталась заставить его замолчать. Посмотрим, что будет дальше. Конечно, Михаил Федорович попытался обелить в моих глазах Павла Валентиновича. Но так и должно быть, это вроде называется субординацией, или как-то в этом роде.

— Что-то еще Вас волнует, Мария? – спросил декан.

Конечно, волнует! Зачем Вы меня сюда вызвали? Зачем интересуетесь моей жизнью, зачем дали распоряжение переселить меня в отдельную комнату, и даже если не Вы его дали, то кто-то из университета. Зачем все это? Масса вопросов. Но я понимала, что Михаил Федорович так просто на них не ответит. Здесь было замешано что-то еще или кто-то еще…

— Нет, в остальном все в порядке, — проговорила я и посмотрела ему в глаза. – И все-таки, Михаил Федорович, почему Вы интересуетесь?

Я все же сделала попытку, но, как я и думала, она оказалась безуспешной, декан снова все свел к заботе о студентах, в которую я не верила. Хотя, через пару минут у меня будет возможность в этом убедиться лично… Проверим, как он заботится о других студентах…

— Я могу идти? – поинтересовалась я.

— Конечно, Мария, идите, — кивнул мужчина, но в дверях меня остановил, — если вдруг возникнут какие-то проблемы, можете смело ко мне обращаться.

— Спасибо, но со своими проблемами я привыкла справляться сама, — улыбаясь, произнесла я и вышла в приемную.

Я почти оказалась в коридоре, но зацепилась рукавом за ручку двери, поэтому слышала, как из селектора раздался голос декана.

— Павла Валентиновича ко мне, срочно! – его тон уже не был таким мягким, нежели когда он говорил со мной.

— Разительные перемены, — подумала я про себя и постаралась поскорее отцепить рукав, чтобы не столкнуться с секретарем, которая тут же отрапортовала:

— Будет сделано.

Но женщина не вышла, она, по всей видимости, просто набрала номер преподавателя. Павел Валентинович появился около деканата не в самом хорошем настроении. Он почесал затылок и все же вошел внутрь. За происходящим я наблюдала, находясь в аудитории, из которой открывался прекрасный вид на кабинет декана.

— Зачем вызывали? – поинтересовалась староста как бы, между прочим.

Я понимала, что это не просто вопрос из разряда проявить внимание. Нет, здесь был совсем другой интерес. Ну, что ж, держись, Михаил Федорович. Решил заботиться о студентах, так придется держать слово.

— Наш декан заботится о студентах, — громко произнесла я. – Решает их проблемы и вопросы. Так что если у кого-то есть на что пожаловаться, можете смело к нему обращаться!

Группа загудела. Каждому было что сказать и на что пожаловаться. Я понимала, что это неосмотрительно с моей стороны, но ведь никто Михаила Федоровича за язык не тянул, не заставлял прикрываться заботой о студентах, можно было сказать все начистоту. Но мужчина выбрал другой путь, теперь посмотрим, настоящей ли была его забота или мнимой…

В следующий перерыв я наблюдала, как к кабинету декана выстроилась очередь. Мужчина высунулся из-за двери и с удивлением посмотрел на жаждущих видеть его студентов. Тут же его взгляд скользнул по мне. Я развела руками и тихо произнесла:

— Если заботиться, то обо всех…

Михаил Федорович закатил глаза и со вздохом запустил первую партию в свой кабинет. Я же сделала вывод из всего этого, что не так все просто. А вот насколько непросто, мне еще предстояло выяснить…

Я развернулась и направилась к выходу. В холле я наткнулась на Кирилла, он заигрывал с какой-то студенточкой, используя все те же приемчики, что и со мной когда-то. Я прислушалась к себе. Ничего даже отдаленно напоминающего хоть каплю ревности. Нет, внутри было все ровно, вот только простить ему тот визит « к маме» я не могла. Поэтому уверенным шагом направилась в его сторону.

При виде меня Кирилл скривился. Но думал, что я просто пройду мимо. Как бы ни так. Я обратилась к девушке, с которой минуту назад заигрывал мой бывший молодой человек.

— Милая девушка, скажите, этот прекрасный принц Вас клеит?

Девушка округлила глаза, а Кирилл открыл было рот, чтобы сказать все, что думает, но не успел.

— Можете не отвечать, я и так вижу, что клеит. Не ведитесь, мой Вам совет, это молодой человек того не стоит!

— Почему? – поинтересовалась девушка.

— Потому что он с девушками встречается только на спор, а потом ведет к себе домой, чтобы с мамой познакомить, а на деле оказывается, чтобы залезть сами знаете куда. В общем, Вы поинтересуйтесь у него, с кем он на Вас поспорил!

Проговорив эти слова, я с чувством выполненного долга развернулась и пошла к выходу. Кирилл догнал меня уже на улице и схватил за руку.

— Ты че сосем о…а? – зашипел он.

— Поаккуратней на поворотах! – я выдернула свою руку.

— Ты че о себе возомнила д…ь?! – молодой человек не отставал. – Думаешь, склеила Темыча и все теперь тебе можно, да?!

— Я никого не клеила, в отличие от тебя, — жестко произнесла я. – А тебе советую заканчивать с подобного рода играми. Иначе можно загреметь туда, где тебя не спасет ни юридическое образование, ни родители…

— Засунь свои советы, знаешь, куда?! – заорал Кирилл.

— Ничего другого я от тебя и не ожидала, — захохотала я и направилась в сторону общежития.

Молодой человек еще некоторое время бросал в мой адрес разного рода не очень приятные слова. Я же была готова к этому, да и не задевали они меня особо.

— Я тебе такое устрою! – это была последняя фраза, которую я услышала.

Что он мне может устроить? Ни-че-го… Потому что Кирилл мог бросаться только словами, а потом поджав хвост, убегал прятаться под мамину юбку. Я видела, когда он оказывался в подобных ситуациях, поэтому не придала особого значения его словам, а зря…

Дома я села за учебники и конспекты. Но ничего в голову не лезло. Она была забита только Темой. Я предприняла еще несколько попыток позвонить ему, но результат был прежний. Мне казалось, что я уже ненавидела свой телефон. Он, как магнит, тянул меня к себе. Казалось, что я просто просидела несколько часов, гипнотизируя экран. Но Тема так и не объявился…

В скором времени в комнате появилась Ритка.

— Ты обедала? – выдернула она меня из мыслей.

Я отрицательно покачала головой.

— Не хочется, — ответила я.

Встав из-за стола, я легла на кровать и уткнулась в подушку.

— Мань, ты чего? – Ритка присела на краешек кровати.

— Ничего, все нормально, — тихо ответила я, не повернувшись.

— Нормально? Ты считаешь, это нормально?! – не успокаивалась девушка.

— Рит, отстань, — попросила я.

Соседка еще что-то пробурчала, но говорить мне не хотелось. И вываливать на нее все то, что творилось в этот момент внутри, тоже… Ритка, обидевшись, испарилась, закрыв за собой дверь. Сколько времени я провела, уткнувшись в подушку, я не знала. Нет, слез не было, внутри было какое-то разочарование, что ли. Разочарование от того, что я поверила, доверилась, и снова получила за это…

источник https://zen.yandex.ru/media/alisia/ia-obratilas-k-devushke-s-kotoroi-minutu-nazad-zaigryval-kirill-5f16fa252f151d7cb3578562

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика