Старшая сестра

В двенадцатом часу ночи раздался звонок в дверь. Вика вздрогнула, оторвала взгляд от монитора, к которому была приклеена последние два часа, крепко зажмурила глаза и потянулась.
«Кто это еще в такую «рань?»
Она подошла к дверям.
— Кто?

— Вика, это мы! – раздался голос ее младшей сестры.
Вика поспешно открыла замок.
— Он нас выгнал! Представляешь! – не дожидаясь расспросов, выпалила Леся. У нее были опухшие веки и покрасневшие глаза. – Явился пьяный с какой-то девицей. – Леся не смогла продолжить и снова расплакалась.

Шестилетняя Ксюша засыпала на ходу, прижимаясь щекой к бедру матери. У Вики готовы были сорваться с языка несколько нелестных слов в адрес Буркова, но она сдержалась.
— Раздевайтесь. Ксюшка, давай я тебе помогу.
— Вел себя так… при Ксюше… ужас…кошмар… я и вещи толком не успела…, — всхлипывая, рассказывала Леся.
— Так, Лесь, все. Успокойся. Сейчас устрою вас в маленькой комнате, а все разговоры завтра.

На Вику, которая еще несколько минут назад была вполне работоспособна, вдруг резко навалилась усталость. Она помогла сестре и племяннице, и сама сразу же легла спать.

Вике никогда не нравился избранник сестры. Она считала Буркова человеком с гнильцой и была уверена, что от него в любой момент можно ожидать какую-нибудь подлость. Вика была наблюдательна и замечала то, чего ее влюбленная сестра не видела.
За утренним кофе Вика спросила:
— Давно у вас проблемы?
Леся опустила голову.

— Несколько месяцев уже. Сначала он стал часто задерживаться, мог и вообще до утра дома не появиться. Я молчала, но как-то высказала ему. Он заявил, что это его дом, и что он что хочет, то и делает, и чтоб я знала свое место. Недавно мне знакомая рассказала, что у него какая-то постоянная девица появилась, вроде как молоденькая совсем, лет восемнадцати. Я не выдержала и сказала ему, что все знаю. Он начал орать, что, мол, я ему не жена, что он свободный человек. А вчера…

— Только не реви! – резко сказал Вика, видя, что Леся снова зашмыгала носом. – Леська. Мне сейчас нужен четкий ответ от тебя. Ты для себя что решила?
— В смысле? – Леся вскинула на сестру глаза.
— В смысле, ты эту ситуацию рассматриваешь, как окончательный разрыв с ним? – Вика сделала паузу. – Или нет?

Леся задумалась и закатила глаза в потолок. Вика смотрела на нее и думала: «Какая же ты, Леська, красивая. Вот только характер у тебя слегка… тряпочный. Твердости бы тебе побольше, а наивности поменьше».
— Ну что ты раздумываешь? – не выдержала она. – Неужели допускаешь мысль, что можешь простить его и вернуться?
Леся высморкалась в салфетку и решительно помотала головой.

— Нет.
— Вот и отлично. Теперь мой выход. Родного ребенка на улицу выставить. Вот подлец.
— Что ты будешь делать, Вик?
— Доверься мне, Лесенька.

— Ты?!
— Привет, Бурков. Дашь пройти? Разговор есть.
Не дожидаясь приглашения, Вика вошла в квартиру. За спиной Буркова маячила незнакомая молодая девушка в длинной футболке и с голыми ногами.
— Попроси свою подружку погулять.

— Что? Ты что себе позволяешь!
— Попроси, сказала. Разговор серьезный.
Бурков подошел к девушке, которая все слышала и приняла вызывающий вид.
— Сходи…это. Куда-нибудь. Мороженое поешь.

Вика прошла в комнату и села на диван. Разговор предстоял неприятный, но она должна это сделать ради Леси и Ксюши. Разница в возрасте между сестрами была почти пятнадцать лет, и тех пор, как они остались без родителей, Вике пришлось стать для тринадцатилетней Леси еще и матерью.
Бурков, проводив, наконец, свою подругу, вошел в комнату, поставил стул перед Викой и уселся, демонстративно сложив руки на груди.

— Я тебя слушаю.
— Отлично. Начну с главного. Ксюша и Леся сейчас у меня. Что ты намерен делать дальше?
— Ничего. Жить в свое удовольствие! – Явно обрадовался собственной шутке Бурков.
— То есть тебе наплевать на дальнейшую судьбу своей дочери?

— Конечно, нет.
— Тогда как ты себе представляешь ее проживание в двухкомнатной квартире вместе с матерью и теткой?
Бурков пожал плечами.
— Она там прописана. Леся же сама так решила! – снова обрадованно сказал он.

— Значит, снимаешь с себя ответственность. У тебя здесь сколько комнат? Четыре, кажется? Что ж, в такой квартире можно и совесть потерять.
Бурков противно осклабился.
— Слушай, Вика. Ты пришла взывать к моей совести? Это бесполезно.
— Я знаю, Бурков. Всегда знала, что ты из себя представляешь.

— Тогда что ты от меня хочешь?
— Квартиру для Леси и Ксюши.
Бурков присвистнул.
— Только не говори, что для тебя и твоего отца это невозможно. Я знаю про однушку, в которой ты жил раньше. Оформи ее на Лесю и дочь.

— Дамочка, а ты не слишком много хочешь? Я все это время их содержал. Леся ни дня не работала. Может, ей пора начать самой себя обеспечивать?
— На этот счет не переживай. Работу я для Леськи найду. И твоих алиментов на Ксюшу нам не надо. Обеспечь их жилплощадью.
— Даже не мечтайте.

— Хорошо. Не хотела я доводить дело до этого. – Вика достала из сумки телефон. – В этом телефоне ничего нет. Кроме одной-единственной видеозаписи. Посмотри.
Бурков брезгливо взял телефон в руки. Через несколько секунд он изменился в лице, напряг желваки и нервно задвигал нижней челюстью.
— Как тебе? – спросила Вика.

Бурков со всей силы швырнул телефон в стену.
— Зря. Мог бы оставить на память. Ты ведь не думаешь, что она единственная?
— Ах ты…, — Бурков грязно выругался.
— Спокойней, Бурков. Вдруг у меня в кармане микрофон.

— Откуда у тебя запись?
— Неважно. Правда, твой папаша там здорово смотрится? Твой отец ведь предложил эту социальную семейную программу? И убедил нашего мэра ее продвинуть? Пропаганда семейных ценностей, создание семейного центра. И все это для поддержки имиджа мэра нашего города. И вдруг твой отец – примерный семьянин – проводит время в сауне с девочками. И если эта запись попадет в интернет, каково будет общественное мнение? И что сделает мэр со своим замом, который его подставил? А теперь подумай, кто ты без своего папочки?
У Буркова был такой вид, будто он хочет плюнуть.

Запись Вике полгода назад дал ее давний друг и несостоявшийся в юности жених Влад. Они вместе учились на журфаке. Влад умел добывать самые острые и компрометирующие сильных мира сего материалы.
— Держи, — сказал он тогда Вике. – Я не стану давать этому ход, потому что знаю, с кем живет Леська. Но тебе может пригодиться.
— Ты этого не сделаешь, — выдавил из себя Бурков.

— Почему? Забыл, где я работаю? Я могу отдать эту запись ребятам, которые умеют профессионально раскрутить любую историю. А если им шепнуть, что сынок этого любителя водных процедур и семейных ценностей, выгнал из дома мать собственного ребенка ради девицы, которая на днях закончила школу?
Бурков покачивался на стуле, вытянув губы и глядя в пол.
— А я женюсь на ней.
— На ком?

— На матери собственного ребенка.
— Знаешь, чего я больше всего хочу? Чтобы ты исчез с нашего горизонта. Я бы давно оградила Леську от тебя, если бы эта глупышка от тебя не залетела в восемнадцать лет. Давай заканчивать, Бурков. Оформляешь квартиру на Лесю и Ксюшу, чтобы она была их по закону, и об этой записи никто не узнает. Обещаю.
Прошло около месяца.
— Вика, он отдал нам квартиру!

— Наконец-то. Дай-ка посмотрю бумаги. Ну все, поздравляю.
— Что это с ним?
— Не знаю. Слышала, он собирается в депутаты выставляться. Наверное, заботится о репутации. Ну что, зови Ксюшку, будем праздновать нашу маленькую победу!

источник https://zen.yandex.ru/media/zabavnayalady/starshaia-sestra-5f1d9424646ba2315ca43d4e

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика