Фортуна её любила

Последнему фавориту Екатерины II было уже 54. Но подвигов князю Зубову хотелось, как в восемнадцать. И надо же случиться, чтобы он случайно увидел на ярмарке в Вильно настоящую «польскую волшебницу»! Платон Зубов обещал уплатить несколько тысяч за «право первой ночи». Но семья красавицы только хмыкнула: «Ишь, чего захотел! Женись!». Другой бы рукой махнул, да уехал, но Текле Валентинович повезло. Фортуна её любила.

В юности он был прекрасен. Когда-то императрица Екатерина Вторая таяла в его присутствии, как снег от тепла… Но годы все равно берут своё, и в пятьдесят четыре года князь Зубов, хотя и выглядел щёгольски, обворожить юную красавицу вряд ли бы смог. Правда, у него имелось изрядное состояние. И он не был женат.

Положение обожаемого фаворита в молодости не позволяло Зубову жениться, а когда Екатерины не стало, он был поглощен сохранением своих богатств и статуса. Не раз его судьба висела на волоске… Однако в 1821 году князь жил вполне спокойной и размеренной жизнью. Главное его развлечение заключалось в поиске пригожих барышень. Если удавалось договориться, он брал их под свою опеку, пока ему не становилось скучно. Тогда с фаворитками расставался, без сожалений.

Теклу Валентинович ожидала точно такая же судьба. Но семья девушки решила сыграть с князем в «кошки-мышки», и не позволила ему увезти «волшебницу» даже за солидный куш. Платон Зубов был озадачен. Он слишком привык потакать своим желаниям. А потому отправился в дом бедного помещика Валентиновича…делать предложение Текле. Вскоре их обвенчали.

Если бы Зубов знал историю короля Филиппа VI , наверняка задумался, прежде чем жениться. На склоне лет правитель Франции взял в жены молоденькую Бланку Наваррскую. Пытаясь поспевать за юной супругой, король выдохся и вскоре скончался. И князь Платон Александрович прожил после свадьбы всего около года – даже не успел увидеть свою дочь от Теклы, княжну Александру.

Прелестная молодая вдова принялась подсчитывать наследство: двадцать миллионов, поместья, дома и множество бриллиантов. Правда, князь заранее позаботился о шести незаконных детях, положив для каждого в банк по миллиону рублей. Но вот с другим имуществом ясности не было. Княгиня со своей родней немедленно организовала процесс. Им удалось добиться, чтобы изрядная часть состояния Платона Зубова досталась вдове. Не получилось оставить некоторые литовские владения, и не было возможности изъять «детские» миллионы.

Княгиня Текла теперь могла жить, как ей заблагорассудится. И она подалась в Вену. Красивая, грациозная, всегда весёлая, она, конечно, стала украшением венского Двора. Но всерьез её не воспринимали – слишком велики были пробелы в знаниях Теклы. Низкое происхождение княгини скрыть оказалось невозможно. Она была похожа на яркую картинку: приятно посмотреть, но за ней, увы, ничего. Так, например, лорд Ричард Клэнвильям хотя и считался поклонником княгини Зубовой, но жениться предпочёл на ровне, дочери графа Пембрука.

И снова фортуна проявила свою любовь к Текле. В Вене княгиня познакомилась с графом Андреем Шуваловым. Молодой дипломат, на год младше Теклы, имел шанс войти в императорскую семью: ему прочили брак с незаконной дочерью государя Александра I, с Софьей Нарышкиной. Увы, девушка умерла от чахотки в 1824 году. Несостоявшийся зять императора надеялся на союз не менее блистательный. Да, Текла была всего лишь дочкой мелкого помещика. Но по статусу – княгиней Зубовой. Да с такими миллионами! В 1826 году они сыграли свадьбу.

Благодаря жене, Шувалов стал так богат, что мог не заниматься больше службой в дипмиссии. Молодожёны с блеском прокатились по Европе, в Лейпциге родился их сын Пётр, а потом они осели в Петербурге. В столице сразу сняли, а потом купили большой дом князя Голицына на набережной реки Мойки. Модные, хлебосольные, граф и графиня добились, чтобы их дом стал одним из самых посещаемых в Петербурге. Аристократы, поэты, художники, самые красивые женщины столицы – все бывали у них. Текла старалась превратиться в настоящую великосветскую даму, и ей это удалось. Она учла все ошибки прошлого, и была неизменно мила, любезна, помалкивала, когда следует, и научилась держаться прямо и гордо, словно княжеский титул был дарован ей с самого рождения.

«Я Фёклушку не люблю, но она не кутит, и никогда не кутила», — справедливо замечала фрейлина Александра Смирнова-Россет. А Александр Сергеевич Пушкин, увидав графиню Шувалову на балу в доме Кочубеев, сделал запись в дневнике: «16 декабря 1833. Шувалова удивительно была хороша».

Поговаривали, что Текла особенно благоволит к Матвею Виельгорскому, что граф Кочубей всё готов бросить к её ногам, но такие беседы лишь добавляли светского блеска Шуваловой. И она охотно их поощряла. На самом же деле в 30-е годы XIX века она тяжело переносила появление на свет детей, и однажды долго не могла оправиться. «Шувалова находилась в очень тяжелом состоянии, — записала Долли Фикельмон, — врачи обещали какую-то надежду». Вряд ли в то же самое время графиня находила время для кавалеров.

«Она не очень изысканна, — писала о Шуваловой Долли Фикельмон, — но… все её черты пронизаны добротой… она не особенно умна… В её поведении больше доброжелательности, нежели кокетства».
Чтобы супруг не заскучал, Текла старалась помогать ему в придворных делах. Да, он больше не хотел служить за границей, но мог получить должность при особе императора. Так и случилось: Шувалов стал гофмаршалом, был управляющим Зимним дворцом с собственной квартирой в одном из павильонов. Разумеется, графиня не могла сама повлиять на продвижение мужа по службе, но старалась задействовать все связи и приятные знакомства, которые у неё появились в Петербурге.

В 1873 году граф Шувалов находился в Карлсбаде. Там он подхватил воспаление легких и скончался. Текла Игнатьевна к тому времени тоже была не совсем здорова, и пережила мужа всего на 4 месяца. Супруги упокоились под Петербургом, в Софийской церкви.

Первая дочь графини, княжна Александра скончалась в возрасте двух лет. От Шувалова у Теклы было четверо детей: Пётр, ставший генералом и губернатором Лифляндии, Павел — посол в Германии, дочь Ольга и красавица Софья. Эта девушка могла стать женой принца Гессенского, брата императрицы, но Александр II запретил такой союз. Не на всех детей Теклы фортуна распространяла свою любовь.

источник https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/fortuna-ee-liubila-602ce049fbc9d262b9f2d555?&disable_feed_under_article=false

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика