Зачем крестьянину сноха постарше

Крестьянин Филимон Волков из Тамбовской губернии в 1903-м году предстал перед судом. До этого он вернулся из города, где работал много месяцев, и узнал: жена и отец поладили в его отсутствие. «Результат» качался в колыбели. Филимон мириться с этим не стал, за что и был взят под стражу. Таких историй в тех местах слышали немало. И всё – из-за «снохачества».

До 1830 года венчать на Руси разрешали с тринадцати лет. Но какая помощь от подростка в большой крестьянской семье? На «подай-принеси» хватало и своих детей. Поэтому, чтобы добавить рабочей силы, шли на разные уловки. Женили молодых сыновей на девушках постарше. Чтобы уж действительно могли и в поле выйти, и по дому управиться. Сноху выбирали тщательно. Хворые или неумелые никакому не требовались.

И вот здесь возникала первая причина «снохачества». Супруг – юн, жена – «кровь с молоком». Невозможность отношений между ними понимали все. А если свекор оказывался добр и внимателен, то дальнейшее развитие событий легко было угадать. Вопреки расхожему мнению, что такие отношения были исключительно «повинностью», не во всех случаях сноха была «потерпевшей». Взаимный интерес тоже возникал. Правда, намного реже. Ведь молодая жена в доме мужа была бесправным существом. А значит, всё решали за неё.

Филимон Волков из Тамбовской губернии, который сбросил жену в овраг, был уверен, что выбор жены – добровольный. И в этом, скорее всего, оказался неправ. Главой семьи оставался свёкор, он же в доме определял место и для каждого, и его роль. Хорошо описал это в 1862 году в рассказе «Батька» Алексей Писемский.

— А за что отец так рассердился на него? — спросил я.
Семён несколько смешался.
— Глупости разные у себя в семействе заводил-с… — отвечал он с расстановкой. – Младшая-то сношенька попалась женщина честная, не захотела того.
— Да как же они это делают?
— Да кто ж им может в том воспрепятствовать!.. Батько – родитель… И на работу посылает, сколько ему надо… Ужасные тираны-с!

И всё же общественное мнение было – почти всегда – на стороне обманутого мужа. А вовсе не снохи. В некоторых губерниях могли осуждать свёкров-снохачей, но вот женщина не могла рассчитывать даже на крохи сочувствия. Если допустила – значит, согласна. Ничем не лучше старика.

Эти ситуации возникали в том случае, если молодожёны не уезжали «жить своим домом», а оставались под крышей родителей. Когда муж попадал в солдаты, или если он отправлялся на заработки. Тогда его встречи с женой могли случаться раз-два в год, и то в самом лучшем случае. Никакой опоры и защиты у снохи тогда не оставалось. Свекрови часто закрывали на всё глаза, или же предпочитали не выносить сор из избы.

Возможности для протеста почти не существовало. Куда деваться? Уйти? Крестьянский уклад не допускал таких решений. Двадцатилетняя Наталья из села Тепловка, Саратовской губернии, однажды убежала в родительский дом. За это в 1875 году волостной суд приговорил её к семидневному аресту, а отца – к штрафу в 3 рубля. За укрывательство непослушной дочери.

Однако совсем по-другому распорядились в Ярославской губернии в 1843-м году. Тогда крестьянин Илья Петров обратился к управляющему поместья дворян Нарышкиных, чтобы он помог «уволить дочь из замужества». Объяснил: хотя Анна и выходила замуж по всем правилам, но оказалась слаба здоровьем, плохо видела, и не могла в полной мере работать в семье своего мужа. Эту просьбу рассмотрели и помогли Анне вернуться к родителям. Но много ли было таких историй?

Пока мужья (по разным причинам) отсутствовали, их жены нередко переходили в разряд «фавориток» для своих свекров. «Нигде, кроме России, нет бытового явления…снохачества», — написал Владимир Набоков. И….ошибался. Даже королевские семьи такое явление не обошло стороной. Известный факт: английский король Генрих II вступил в отношения с невестой своего собственного сына, Ричарда. И хотя девушка была французской принцессой, возразить будущему свёкру не смогла. Во Франции, в XIV веке, уже после помолвки с принцем Иоанном «увёл» красавицу Бланку Наваррскую отец Иоанна, король Филипп VI . Правда, в этих двух случаях речь шла не о законных супругах, а именно о невестах. И рядовыми эти явления называть было нельзя.

В крестьянских семьях часто подводила скученность жизни. Сумел бы сын выстроить свой дом сразу после свадьбы, и не было бы никаких притязаний. Об этом, например, говорит Николай Лесков в повести «Житие одной бабы»:

«У нас в Гостомле есть много народу, что от тесноты в избах целую зиму спят по чуланам да по пунькам… Тут и старики, тут и муж с женой…тут и девушки взрослые… Все это на виду и на слуху. А куда денешься-то? Тут оно и «снохачество» это у нас заводится».
Односельчане могли злословить: задобрил сноху новыми бусами или платьем, и вот уже свекор почти как муж для молодухи. Но подарки, скорее, случались позже. Чтобы не болтала. Сложнее бывало, если рождался ребёнок. Этнографы из Калужской губернии приводят пример, как в подобном случае свёкор крестьянки Матрёны оставил младенца «остудиться» на холоде. Никто ничего бы и не узнал, ведь младенца похоронили. Но Матрёна сама рассказала об этом поступке.

Факт остается фактом – снохачество на Руси существовало. Писали об этом публицист А.Энгельгардт и князь В.Н.Тенишев, писатели И.А.Бунин, М.Горький и М.Шолохов… Все начиналось с практических причин. Когда было разрешено венчание в очень раннем возрасте, крестьянин выбирал сноху постарше: чтобы привести в дом ещё одну помощницу. А по малолетству наследника, какой между разновозрастными супругами союз? Одна фикция.

Кстати, в 1830 году император Николай I «отодвинул» брачный возраст. К алтарю нельзя было вести невесту младше 16-ти, а жениха – моложе 18-ти лет. В противном случае требовалось особое разрешение. Но и в конце XIX века в центральных губерниях России замуж выходили моложе 20 лет – примерно 65% от всех. А в Верхневолжских губерниях уже про 23-летних говорили: «засиделка» или «вековуша».

источник https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/zachem-krestianinu-snoha-postarshe-604cf8b5011181447be0dfbd?&disable_feed_under_article=false

Загрузка...
Загрузка...
Яндекс.Метрика